World Inside
Ира Ульянова читает собственные тексты.
Если вы кликните по превью с зажатым ctrl, откроются сразу все превью и спрятанный под катом текст.
















***
Так стреляй, пока живо,
Куй, пока горячо.
И глаза даже - видишь, дамасские, словно сталь.
Я сейчас заведенная, быстрая как волчок.

Я - стеклянные брызги, невыставленный хрусталь.
Так стреляй, пока живо,
Какого ты черта встал?

Видишь, все что горит во мне - правильно и светло.
Видишь, сколько того, что не может гореть вообще.
Все что есть теперь - пусть обратится трухой, золой,
Ибо боль - это лишь неизменность во мне вещей.
Так сожги, что сгорает, а что не горит - разбей,

Хоть руками, хоть выстрелом,
Если сумеешь - криком.
Я фарфор, для которого больно остаться целым.
Так стреляй, пока это не стало казаться диким,
И не стало казаться - средство не стоит целей.

Я на коже почувствую взгляд твоего прицела.


***
Ты хотел же стихов? Так пожалуйста, получай.
Строчки пачкают лист, как пролитый невкусный чай.
Я хотела писать о свободе и о войне,
А приходится только о том, что горит во мне.

Я хотела писать об обычных простых вещах,
О великом искусстве сочувствовать и прощать.
И том, что приду к тебе, через огонь и дождь.
А выходит, мой друг, что ты вовсе меня не ждешь.

И придется писать не о небе, большом и чистом,
А о том, что друзья начинают любить нацистов,
И о многом таком. Не умею, но научусь,
Только я не хочу, понимаешь ты, не хочу.

Я довольно писала о, тех, кто забыл про дружбу,
Кто на все "приходи" неизменно твердил "Не нужно"
Но однажды сама позабыла к тебе прийти.
И теперь я пишу, потому что чертовски больно.
Наша дружба течет сквозь разбитые пальцы солью.
Ну прости меня.
Ну прости.


***
Я тут, видишь ли, встала в четыре часа утра.
Мне не хочется спать, а обычно - наоборот.
Я беру Достоевского, Библию и Коран,
Собираюсь читать, но внезапно приходит кот.

Мой придуманный кот постоянно меняет цвет.
Он крадет мою трубку и курит ее взатяг.
Каждый раз он приносит кусочки чужих планет,
Говорит, что на каждой оставил своих котят.

Мой придуманный кот залезает ко мне в кровать.
Он становится серым и лезет ко мне под бок,
Я беру Достоевского, кот пролистнет Коран,
И насмешливо скажет: "Мухаммед не так уж плох".

Поднимается солнце, я делаю шоколад.
Мой придуманный кот уплывет кораблем в Алжир,
А оттуда по воздуху в солнечный Ашхабад,
И в дождливый, затерянный в серых холмах Чешир.

Ты приедешь сегодня, истрепанный, как всегда.
Побредешь по перрону, не сдерживая зевок.
Ты настолько похож на придуманного кота,
Что мне кажется - я не в праве любить его.

(с) Ира Ульянова